«Что нам дает образование? — Оно может привести к преобразованию общества и отдельных личностей, к преобразованию, которое послужит на общее благо», — Джон Яндел. - Новости | Образовательный фонд «Айб»
  • «Что нам дает образование? — Оно может привести к преобразованию общества и отдельных личностей, к преобразованию, которое послужит на общее благо», — Джон Яндел.
  • «Что нам дает образование? — Оно может привести к преобразованию общества и отдельных личностей, к преобразованию, которое послужит на общее благо», — Джон Яндел.

«Что нам дает образование? — Оно может привести к преобразованию общества и отдельных личностей, к преобразованию, которое послужит на общее благо», — Джон Яндел.

13 Март / 2019

Образовательный фонд «Айб» совместно с Университетским колледжем Лондона разработал программу профессионального развития и сертификации учителей Араратского Бакалавриата. В результате по всей Армении мы имеем (на первом этапе) более 100 высококвалифицированных учителей. Вашему вниманию предлагаем интервью со старшим лектором факультета культуры, коммуникации и средств массовой информации Университетского колледжа Лондона Джоном Янделом.

 

 

- Господин Яндел, мы часто говорим об образовании, в итоге, что оно нам дает?

 

- Образование всегда являлось спорной территорией. Образование и процессы школьного обучения — это не одно и то же . На сегодняшний день процессы обучения являются одним из важнейших факторов образования, но получить образование за пределами школы или университета так же реально, как и внутри самих этих учреждений. И именно так обстояли дела как задолго до изобретения печатного станка (не говоря уже об изобретении интернета), так и сейчас, и особенно сейчас. Итак, с одной стороны, чтобы разобраться с этим вопросом, надо понять, к чему может привести образование. А оно может привести к преобразованию общества и отдельных личностей, к преобразованию, которое послужит на общее благо. Образование может быть освобождающим. С другой стороны, или в одно и то же время, процессы образования, в частности процессы, протекающие в рамках формального образования, могут быть репрессивными и принудительными. Они могут ограничивать потенциальные возможности отдельных людей к росту, они могут служить способом навязывания неравных властных отношений и неравного распределения доступа к знаниям. 

 

- Как вы считаете, какого рода знания и навыки должны передавать учителя своим ученикам в современном мире?

 

- Они и не должны этого делать, поскольку не такими являются мои представления об успешном образовании. Образование — не есть передача знаний и навыков от учителя к ученику. В большинстве случаев во многих обществах и в разных точках современного мира существуют такие представления об образовании, которые очень четко подпадают под описание вопроса, заданного Вами. И поэтому, если Вы выйдете на улицу и спросите какого-нибудь прохожего, каким ему видится образование, то подозреваю, что если Вы попросите его нарисовать эту картину, вероятнее всего  увидите вполне узнаваемую классную комнату, мебель, которая скорее всего расположена в определенном порядке, и кого-то, стоящего, что вполне естественно, в передней части этой комнаты, и которого можно будет с легкостью идентифицировать как учителя. Там, возможно, будет нарисована еще и доска, или экран, или что-нибудь еще, и большая часть этой мебели будет ориентирована на переднюю часть комнаты. При этом, исходя из здравого смысла, можно сделать предположение, что одни субъекты, находящиеся в передней части комнаты, — человек, похожий на учителя, а также доска или объект, подобный экрану, — будут, в каком-то смысле, источниками передачи знаний и навыков другим субъектам, находящимся в этой комнате и выступающим в роли менее знающих, менее опытных.

На мой взгляд, такая модель образования, мягко говоря, глубоко проблематична и, как правило, вводит в заблуждение. Меня гораздо больше интересуют формы образования, включающие в себя диалог и совместное исследование проблем. Это не означает, что я не принимаю во внимание возможность того, что некоторые из участников, в ходе совместного изучения вопроса и поиска желаемых знаний или навыков, могут предложить нечто отличающееся, быть может гораздо более значимое и большее. Но, на мой взгляд, не воспринимать образование как процесс обоюдного стремления к диалогу может способствовать тому, что люди, вовлеченные в процесс образования, не будут отдавать должное тому вкладу, который учащийся привносит в образовательные процессы. Таким образом, представляя вопрос так, как если бы это был всего лишь вопрос передачи знаний и навыков, мы позиционируем учащихся как людей, имеющих дефицит знаний, как пустые сосуды, нуждающиеся в заполнении знаниями или навыками, а такое представление данного вопроса никогда не имело ничего общего с моим опытом работы с образовательными процессами.

 

- Что сегодня, когда ученики могут получить практически любые знания и информацию из интернета, может сделать учитель, чтобы быть конкурентоспособным в 21-м веке? Разве сегодня интернет в определенном смысле не заменяет учителей?

 

- Многие люди провели разграничения между информацией и знаниями. Так что, да, абсолютно верно, что вы можете получить колоссальное количество информации из интернета. Некоторые люди скажут, что разница между тем, что вы получаете из интернета, и тем, что предлагают процессы формального образования, состоит в том, что в процессе получения формального образования информация организуется в логически последовательные блоки с узнаваемыми и воспроизводимыми способами упорядочения этих знаний и ведения опроса и, следовательно, их развития.

Итак, вот, что некоторые люди утверждают. Вы можете получить информацию о скорости света или о гравитации, выполнив поиск в Google, но, для того чтобы встроить эти разрозненные кусочки информации в своего рода более или менее последовательную модель функционирования вселенной, целесообразнее иметь такую дисциплину, как физика, в рамках которой формируется и получает свое развитие эта информация.

 

И я считаю, что в этом присутствует доля истины, но я также думаю, что это не совсем верно в плане таких дисциплин (я собираюсь перейти от размышлений о физике к размышлениям об истории, гуманитарных науках и литературоведении), как история или литературная критика, или филология, и в этом смысле я гораздо менее убежден в том, что эти знания отличаются по своему характеру от той формы знаний, которые люди получают за пределами университета, за пределами школы. Я думаю, что эти формы знаний, знания о культуре, истории, языке и литературе, также представляют собой упорядоченные блоки информации, но они иначе организованы.

Поэтому я не считаю, что утверждения о том, что полученные от учителей знания или знание дисциплин столь же различны, как и доводы тех, кто считает, что знать дисциплины лучше, чем получать информацию из интернета такой, как она есть. Думаю, с этим я не соглашусь. Тем не менее, я считаю, что одна из вещей, которую предлагают учителя, в смысле не то, что предлагают учителя, а то, что предлагает школа, — это пространство, специально обустроенное и предназначенное для совместного обучения.

В школе существует некая склонность поддерживать общение в хороший день, когда дела идут хорошо и когда никто ни на кого не наводит страх, и это обогащает процесс обучения, который сам по себе является не просто процессом получения или формирования знаний, а по сути своей чем-то гораздо более человечным, имеющим дело с чем-то, что неразрывно связанно с открытостью и общительностью в процессе познания других и получения знаний от других, а также с процессом развития личности во взаимосвязи с другими людьми и с миром.

И дело не в том, что такие вещи не происходят где-то еще, они происходят. Такое происходит и в семьях, и дома, и на рабочих местах, и на улице. Но в школах есть среда, специально предназначенная для обучения в дружеской обстановке. И учителя играют уникальную роль в организации такого опыта обучения. И именно в этом заключается педагогическое мастерство учителей. И именно поэтому рассматривать учителей, в первую очередь, как вместилище для знаний, не будет отражением того, что значит быть учителем, в том смысле, что подобное отношение игнорирует или недооценивает значимость роли учителей в процессе формирования педагогических отношений со своими учениками.

 

- Каким должен быть хороший учитель и что бы Вы посоветовали учителям Армении?

 

- Возможно, учителя, с которыми я встречался, не являются типичными представителями этой профессии, но, исходя из того, с какими учителями я встречался, я был сильно впечатлен. Среди этих учителей существует приверженность идее развивать свои собственные умения и методы работы, непредубежденность в отношении различных способов работы, а также готовность делиться опытом, что, на мой взгляд, является отличительной чертой существующих в системе обучения наилучших форм сообществ специалистов-практиков.

Готовность учителей, с которыми я встречался вчера, поделиться своим опытом, связанным с исследованием своей собственной работы, а также их готовность во второй половине дня поэкспериментировать с вопросами, связанными с изучением различных способов работы с текстом и различных способов создания текстов, была очень оживляющей для меня, и я был восхищен тем, что они приносили с собой на занятия. И думаю, что если есть некий смысл в том, что эти люди являются учителями, представляющими Армению, то он заключается в следующем — образование Армении ждет светлое будущее.

Что бы я им посоветовал? Я бы сказал: «Примите участие в разнообразных новых программах! Вы получите и удовольствие, и новые знания».

Узнай подробнее о нашей деятельности